Ватикан

05_d0bbd0b0d0bed0bad0bed0bed0bd-d181-d181d18bd0bdd0bed0b2d18cd18fd0bcd0b81На самом же деле «Лаокоон» буквально выкопан в 1506 году «в огороде» —  в винограднике римского гражданина Ф. де’Фредди.  Папа Юлий II вскоре с удовольствием выкупил эту скульптурную группу.

 

 

 Я уже сказал, что Ватикан – это страна внутри города. Это всем известно. Но для меня, например, до поездки в Италию было непонятно: где граница этого государства? Как выглядят местные таможенники, пограничники? Надо ли предъявлять загранпаспорт «при попытке пересечь границу»?

 

В Ватикан попадаешь так. Идёшь себе по Риму, по виа делла Кончилиационе (улице Примирения) по направлению к площади Святого Петра. Эта улица была построена в 1929 году во времена правления Муссолини, который решил вернуть Риму имперское величие и для этого снёс ценнейшие исторические кварталы и античные памятники. Почему у улицы такое название? А в честь того, что Ватикан в этом году добился независимости после Латеранского соглашения. Идёшь – и видишь впереди громаду базилики Св. Петра, самый большой храм католического мира. Доходишь до площади, а здесь – стоп, ограждения. Ограждения скромные. Такими барьерчиками при Советской власти перекрывали доступ к магазину, когда там давали дефицитные импортные сапоги, например. Для порядка перекрывали, чтобы не было давки. Здесь тоже для порядка… обозначить границу другого государства. Никаких тебе таможенников и пограничников. Просто находишь прореху в этом низком заборе и входишь на площадь. Всё, ты в Ватикане. 

 

 

Площадь Св. Петра ночью

Площадь Св. Петра ночью

 

 

 

В первый раз нас привезли к границам этой площади поздно вечером. Была экскурсия под названием «Ночной Рим». К нашему удивлению, площадь Святого Петра оказалась совершенно пуста. Ну конечно, в базилику не пускают, кафе и пиццерий здесь нет, дансингов и баров тоже… Ночью народ сюда не ломится. А зря. Есть особое очарование в этих архитектурных сооружениях (храм, фонтаны, колоннада скульптора Бернини, которая двумя своими дугами упирается в стены базилики, египетский обелиск посреди площади, установленный здесь по велению папы Сикста IV), освещенных ночными фонарями. Здесь какое-то особое пространство – манящее, волшебное, и особая тишина – загадочно-могозначительная. Всё-таки архитекторы прошлого обладали потрясающим чувством пропорций…

 Но это ночью. А утром – толпы туристов, гомон, очереди. Экскурсоводы ведут своих подопечных по длинным коридорам дворцов и музеев Ватикана и на всех языках, стараясь перекричать друг друга, говорят, говорят… Слава Богу, к нам на помощь пришла техника. Нам раздали что-то вроде радиоприемников с наушниками. Наш гид говорит в свой микрофон, а мы можем ходить, рассматривать экспонаты и всё слышать, а на экскурсовода не смотреть. Только не отходить далеко, не далее 30-40 метров, а то связь становится ненадёжной, и в наушниках вдруг начинает звучать голос другого гида – немецкого, английского… Стоит эта услуга (радиофикация экскурсии) 14 евро, но не на один день, а на всю неделю. Только батарейки меняй.

Здесь мне удалось снять коридор с античными вазами и статуэтками в тот момент, когда там ещё не было так многолюдно.  Вскоре сюда хлынет толпа, и тогда главное – не отстать от своих.

 И вот пробираешься среди этой многоязыкой толпы и пытаешься найти ракурс для удачного снимка, чтобы туда, на снимок, не попали лишние люди и чтобы можно было рассмотреть потом хоть что-нибудь. П. Муратов в своей книге «Образы Италии» пишет: «Даже совсем равнодушные к искусству и к древности люди считают положительной необходимостью для себя прогулку по залам Пио-Клементинского музея и галереям Кьярмонти и Браччо Нуово. Это дань, которую современное человечество платит античности с наибольшим единодушием, с наибольшей покорностью. Что-то странное есть в этом явлении, так как пребывание в залах Ватиканского музея едва ли может доставить кому-нибудь искреннее удовольствие. Их холодное великолепие наводит уныние; бесконечные ряды белых изваяний, симметрично уставленных вдоль стен, внушают чувство потерянности, почти отчаяния от невозможности разобраться во всем этом племени статуй и бюстов – что-нибудь выделить из него, что-нибудь полюбить».

 Наверно, когда Муратов писал это, он был не в духе. Конечно, сложно остановить свой взгляд на чем-то одном, когда такое изобилие красоты. Но вдруг нет-нет да и замрешь  возле скульптуры спящего мальчика: лежит, запрокинув голову и чуть приоткрыв рот, и даже руку вывернул совсем по-детски, неловко и как-то болезненно… И думаешь: какой точный глаз, какая наблюдательность, какая верная рука у скульптора!  Папы римские обладали (и обладают) огромной властью над талантливым, тонко воспринимающим красоту народом. У итальянцев любовь к красоте – в крови. Я видел обыкновенные подъезды в жилых домах, где в вестибюле стояли статуи, а на стенах висела живопись! Даже где-нибудь на заправочной станции или на чьей-нибудь скромной загородной вилле вдруг замечаешь копию, скажем, Аполлона Бельведерского (оригинал находится здесь, в Ватикане) или просто каменного льва, опустившего морду на лапы. «Даже католические паломники считают свое дело неисполненным до тех пор, пока не увидят «Лаокоон» и «Аполлона Бельведерского», — писал П. Муратов. Подошли к «Лаокоону с сыновьями» и мы, конечно. Предание гласит, что эта статуя найдена в термах (античных банях) императора Тита, и, говорят, там, в термах, до сих пор показывают нишу, где будто бы найдена эта статуя. На самом же деле «Лаокоон» буквально выкопан в 1506 году «в огороде» —  в винограднике римского гражданина Ф. де’Фредди.  Папа Юлий II вскоре с удовольствием выкупил эту скульптурную группу, назначив де’Фредди пожизненную плату в размере 600 дукатов золотом (то есть примерно 3000 золотых рублей) ежегодно.

 

Музеи Ватикана

Музеи Ватикана

 

 

Но экспонатов в этом музее столько, что внимание, конечно, рассеивается. И не знаешь, куда смотреть: на бюсты и статуи, выставленные вдоль стен, на мозаику на полу или же на с безграничной щедростью украшенные фресками потолки. А может быть просто разглядывать разноплеменную толпу туристов? Это тоже зрелище, какое увидишь далеко не везде.

 И всё же в Ватикане все пути-дорожки ведут в Сикстинскую капеллу и в базилику Святого Петра. В капелле фотографировать и снимать на видео нельзя – то и дело слышишь грозный окрик охранников: «No photo! No video!!!» А что такое Сикстинская капелла? По сути дела, заурядный ангар, довольной обширный зал с почти гладкими стенами и сводчатым потолком. «Заурядный» — если бы не фрески Микеланджело и других гениев Возрождения, если бы не великолепные иллюстрации библейских сюжетов на потолке и стенах, если бы не этот могучий палец Бога, тянущийся в руке Адама – картина, эксплуатируемая в миллионах копий. Мы умудрились занять в капелле место точно под этой фреской и долго, минут пятнадцать, стояли, задрав голову, а рядом нервничали японцы, немцы, китайцы, которые тоже хотели встать именно сюда, чтобы почувствовать объём и экспрессию этой великой работы Микеланджело. В базилике Сан-Пьетро туристы охотно заняли очередь, чтобы подойти к скульптурной фигуре Петра и потереть сияющую от множества прикосновений стопу святого – на счастье. Для меня же высшим счастьем было увидеть «Пьету» Микеланджело – на мой взгляд, величайшее, лучшее произведение Мастера. Мне кажется, лучше даже «Давида». Сколько фантазии и изящества, сколько чувственности и скорби в этой работе! Молоденькая, такая нежная, субтильная Дева Мария (хотя ей-то должно быть к этому времени под пятьдесят) в бесконечной печали склонила голову к мёртвому сыну, Христу, который лежит у неё на коленях. И никакой религиозной мистики, никакой надоедливой дидактики – человеческое, слишком человеческое… Человеческая скорбь, человеческая любовь, человеческая смерть… После того как в 1972 году психически неуравновешенный художник, австралиец венгерского происхождения, набросился на скульптуру с молотком и причинил ей ущерб, тщательно отреставрированная «Пьета» Микеланджело была задвинута в нишу, спрятана за пуленепробиваемым стеклом и стала надежно охраняться. Так что теперь туристу не обойти её со всех сторон, как это можно было бы сделать прежде, да и близко подойти тоже нельзя.  А 500 лет назад, когда статуя уже стояла в храме, сам Скульптор тайком пробрался в базилику с инструментами в сумке и, пока никто не видел  — почти никто! — сделал ряд поправок: например, выбил на ленте плаща Богородицы своё имя.

Ватикан

Ватикан

 

 

 Во время экскурсии наша провожатая подвела нас к окну: «Вот сюда туристов не пускают. Здесь работает папа римский, здесь он живет». В залах музеев Ватикана многолюдно и шумно, толпа, толкотня, гул голосов, шум, а за окнами – тишина и ни души. Несколько машин припарковано к подъезду, а за кронами деревьев – вышка радио «Ватикан».

 

Здесь работает Папа Римский

Здесь работает Папа Римский

 

 

 

 Всё же пограничники в Ватикане есть – и, кажется, настоящие, а не бутафорские: это так называемая «швейцарская гвардия». В Ватикане всего 500 жителей (даже, кажется, немного меньше), и всё, что расположено за границей музеев, площади, базилики и ватиканской почты, откуда за определенную плату можно отправить оригинальную открытку-сувенир друзьям или родственникам, — всё предназначено для них, «ватиканцев», граждан самой маленькой суверенной страны в мире. Доступ туда тщательно охраняется этими причудливо одетыми людьми с копьями в руках. Известно, что наряд швейцарских охранников спроектирован… ещё Микеланджело Буонарроти. 

 Выходишь на залитую весенним солнцем площадь Святого Петра и делаешь глубокий вдох. Справа и слева – колонны Бернини, за твоей спиной – многолюдный храм, где продолжается служба и где одетые в красное священники совершают своё таинство; журчат фонтаны; рабочие устанавливают ряды кресел прямо на площади (вечером здесь будет концерт), а ты становишься у египетского обелиска, чтобы сделать ещё один снимок на память, а потом  ещё, и ещё, и ещё…

 

Швейцарская гвардия в Ватикане

Швейцарская гвардия в Ватикане

 

 

 

 

 

Размещено в Ватикан, Мир глазами мариупольцев · Метки:

Поделитесь своим мнением

*
Если Вы не робот, перед добавлением комментария введите код:
Anti-Spam Image